Агент: Роман Власов +7 495 502-24-60

«Актер, который не играет в театре, это полуфабрикат»

 

 Красивая, талантливая, востребованная актриса Татьяна Арнтгольц после рождения в сентябре 2009 года первенца – дочери Марии – вынуждена была приостановить активную работу в театре и кино. Однако в прошлом году молодая мама вновь начала активно сниматься и играть в спектаклях, так что перерыв в ее творческой карьере никто особенно не заметил. В этом году на телеэкраны выйдут несколько фильмов и сериалов с ее участием. А на театральной сцене Татьяна сейчас играет несколько серьезных ролей, причем некоторые из них она делит со своей сестрой-близнецом Ольгой. Именно с таким спектаклем одна из сестер Арнтгольц побывала на гастролях в Тюмени. Речь о постановке Нины Чусовой по пьесе Фридриха Шиллера «Коварство и Любовь», где Татьяна играет Луизу Миллер. Во время короткого визита в наш город молодая актриса дала интервью корреспонденту 72.ru. 

– Это совпадение, что роль Луизы Миллер вы играете по очереди со своей сестрой Ольгой?
 – Так получилось, что Нина Чусова предложила нам обеим поучаствовать в этой постановке, очень сложно сделать так, чтобы один актер изо дня в день играл какую-то роль, нужен дублер. Сегодня на сцену выхожу я. Этот спектакль вышел недавно, можно сказать, сейчас идут премьерные показы в разных городах. 

 – Вообще гастрольная жизнь не утомляет? 
– Я много гастролирую, но, к счастью, у меня есть возможность выбирать, буду ли я жить в таком ритме или нет. Пока мне это нравится. У нас замечательная актерская команда, отличная атмосфера. Так что я получаю удовольствие и надеюсь – еще не раз приеду в Тюмень, может быть, с этим же спектаклем. 

 – А в Тюмени вы впервые? 
– Я была уверена, что да, он оказалось, что уже была у вас раньше. Лет пять назад приезжала с каким-то спектаклем, но уже не вспомню его названия. 

– Судя по всему, это было еще в старом здании тюменского драматического театра. Как вам наш новый храм искусства?
 – Очень красиво, мы когда подъехали из аэропорта и увидели – обалдели все. И очень здорово, что в вашем городе уделяют театру такое внимание. 

 – Как сказался на вашей работе перерыв, связанный с рождением дочери?
 – Так совпало, что именно в тот год, когда я не снималась, на Первом канале вышли две премьеры с моим участием – это сериалы «Лапушки» и «Брак по завещанию». И многие мне говорили: когда ты успела, ты же вроде родила. Естественно, съемки в этих фильмах я завершила намного раньше. Поэтому было ощущение, что перерыва как такового и не было. Но на самом деле это был замечательный год отдыха, я ездила на съемки к мужу, путешествовала. Так что выход и возвращение в профессию прошли безболезненно. 

 – Когда вы на гастролях, подолгу отсутствуете дома, кто присматривает за дочерью?
 – Мы стараемся так рассчитывать свой график, чтобы либо я, либо муж были дома. Хотя у нас есть няня. Время от времени приезжают бабушки. 

 – Как вам кажется, достаточно такого общения ребенку с матерью?
 – Нет, конечно. Но я надеюсь, моя дочь, когда подрастет, поймет, что так происходило ради нее же самой, чтобы она была обеспечена, чтобы училась в хорошей школе, хорошо ела, хорошо одевалась, чтобы могла поехать к морю и так далее, и так далее. Я иногда беру ее на длительные съемки. Для меня это, конечно, самый удобный вариант. Но на гастроли я ее брать не могу – для нее это слишком тяжелая нагрузка. Ну что с этим можно поделать? Для ребенка общения с мамой много не бывает, его может быть только меньше, чем хочется. 

 – Ближайшие премьеры, в которых вас можно будет увидеть? 
– Последняя работа – это проект с рабочим названием «Фурцева. Легенда о Екатерине», где я играю молодую Фурцеву. Съемки закончились в ноябре прошлого года. Скорее всего, премьера состоится весной, а возможно, уже в новом телесезоне осенью. Я считаю, для меня эта роль – большая удача: соприкоснуться с личностью, про которую до сих пор ходят легенды. Я разговаривала со многими артистами, которые знали ее, и все рассказывали очень разные истории о ней. Несмотря на то, что в фильме приводятся документальные факты биографии бывшего министра культуры, это все-таки игровое кино. Поэтому и в названии присутствует слово «легенда». 

– У вас были в фильмографии подобные работы до этого? 
– Играть реальных персонажей прежде не доводилось. Признаюсь, это были трудные съемки, трудная роль. Хотя я сама не люблю, когда легко. Поэтому мне было очень интересно. 

– Можете сказать, что это на сегодняшний день самая значимая и интересная ваша роль в кино? 
– Невозможно сравнивать, мне кажется, и до этого у меня были интересные работы. Просто она отличается от других именно тем, что это реальный человек, которого знало целое поколение, и очень многие помнят и по сей день. Но я могу сказать, что я счастливая актриса. У меня было много интересных ролей. 

– Кроме «Фурцевой», где мы вас сможем увидеть? 
– Еще в этом году выйдет вторая часть «Брака по завещанию», которую, я знаю, многие зрители ждут. Скорее всего, она выйдет на экраны весной.

 – Театр и кино – для вас что больше по сердцу, нет ли конфликта между двумя этими ипостасями? 
 – Это два совершенно разных ощущения. В кино, с одной стороны, всегда есть шанс сделать еще один дубль. С другой, невозможность жить в этом подольше и, что называется, «наращивать» со временем эту историю. А театр, наоборот, это история без шанса, то есть ты выходишь здесь и сейчас, и либо зритель будет тронут, будет плакать, либо уйдет разочарованным. И шанса доказать ему, что я могу, просто сегодня я не выспалась, потому что летела всю ночь в самолете, уже не будет. Для меня театр – это абсолютный кайф, я бы не смогла существовать в профессии без этого. Считаю, что актер, который не может выйти на театральную сцену, – это некий полуфабрикат. В вузах актеров учат именно театральному искусству, а не киношному. Когда у меня случается период плотных съемок, я очень скучаю, и если вдруг в этот момент выпадает какая-нибудь гастроль с театром, я нахожусь в сумасшедшей эйфории. Театр питает, а в кино, наоборот, ты отдаешь. При этом я, конечно, очень люблю и кино. И если бы сказали: «Таня, выбирай: либо это, либо то», я не смогла бы сделать выбор. Для меня это равноценные вещи.

 – Можно сказать, что это разные профессии? 
– Я бы так не сказала, скорее, это разная степень ответственности. В кино можно переснять, спрятать, переозвучить. Масса инструментов, с помощью которых можно артиста «прикрыть». Театр халтуры не прощает, это чистая вещь. Театр – это пан или пропал. 

 – Ощущаете разницу, когда играете для столичной публики или в провинции? 
– В Москве, Питере публика, конечно, более искушенная. Много театров. Но я не могу сказать, что там нас смотрят меньше. И в Москве охотно идут на наши спектакли. А бывает, и в провинциальных городах зал, как говорится, «тяжелый». Везде по-разному. Но у столичной аудитории выбора больше. Где-то в небольших городах спектакль идет один день, и неизвестно, приедем ли мы когда-нибудь туда еще. 

– В одном из интервью вы с Ольгой признавались, что мечтали стать журналистами. Чем вас так привлекла эта профессия? – Общение с интересными людьми прежде всего. Возможность узнавать и говорить о том, что тебя волнует. Жизнь в постоянном движении. Но это было в те времена, когда у нас еще не было мыслей о театре. Сейчас могу сказать, что в театральной профессии это тоже присутствует, может быть, даже в большей степени.

 – Кстати, вы ведь выросли в актерской семье. Почему же у вас не было мыслей о театральной карьере? 
– Ну не всем же детям врачей становиться врачами. 

– Все-таки актерская профессия стоит особняком, ведь все девочки мечтают стать актрисами? 
– Да ну, бросьте, нет такого. У нас не было друзей и подруг, которые мечтали быть артистами с детства. Конечно, нам поначалу было интересно – мы ездили с родителями на гастроли, в доме много говорилось о театре. Но в более старшем возрасте мы наоборот не хотели привлекать к себе такого внимания, выходить на сцену – все это казалось ужасным. Осознание, что мы хотим все-таки находиться на сцене, а не в зрительном зале, пришло значительно позже.

 – Как вы можете объяснить, что вы обе с Ольгой так востребованы в профессии? 
– А как это можно объяснить? Мы совершенно разные люди, у каждой из нас свой путь в жизни. Мы только учились вместе, а дальше я и она шли в профессии по-своему. Мы ходили на разные пробы, работали в разных проектах, и если где-то и пересекаемся, как в спектакле «Любовь и коварство», то это не более чем стечение обстоятельств. У нас абсолютно независимые друг от друга актерские судьбы. 

 – Желтая пресса вам не докучает? 
– Я не тот человек, который дает повод для сюжетов в желтой прессе. Если что-то и пишут, стараюсь не обращать внимания. Если близко к сердцу принимать все, что о тебе говорят, можно сойти с ума. Я воспринимаю это так: у каждого своя профессия. Надо вообще с юмором относиться. Не охотиться же за этими папарацци, не бить же, извините, морду, в самом деле. Тогда надо сводить счеты, к примеру, с портье или с горничной в гостинице, где я какое-то время провела с ребенком, после чего написали, что мы с мужем разводимся. Во всяком случае, бороться с этим нет смысла. Если же вообще говорить о профессии, то глупо лукавить: вы, журналисты, нужны нам, артистам, как и мы вам. Это взаимный интерес. А дальше уже решение каждого, до какой степени допускать СМИ в свою жизнь. Кто-то конфликтует с журналистами, кто-то дружит, кто-то специально пускает какие-то «утки» про себя. Это дело каждого. Я отношусь адекватно к вашей профессии, если человек не переступает нормы этики. Просто есть темы, которые я не люблю обсуждать, есть проекты, ток-шоу, в которых я не буду принимать участия для собственного пиара. Мне кажется очень глупым участвовать в различных обсуждениях, типа почему внучка забеременела от своего дедушки. Это все какой-то паноптикум, и я чувствовала бы себя на таком шоу очень нелепо. 

– Что вы тогда скажете об участии в шоу «Ледниковый период»? 
– Ну, это совсем другое дело. Это была моя детская мечта. Фигурное катание мы смотрели всей семьей, болели за наших, я знала всех фигуристов. Поэтому когда мне предложили осуществить эту сказку, я, конечно, согласилась. Если бы мне не удалось поучаствовать в этом шоу, я бы очень жалела.

 – Вы ведь в детстве были спортивной девочкой? 
– Да, мы с Ольгой много занимались спортом, на любительском уровне. Правда, на коньках не катались, потому что у нас в Калининграде не было катка. 

 – С родным городом сегодня вас что-то связывает? 
– Там живут мои родители, старший брат, бабушка. Мои педагоги, которые столько сделали, чтобы мы с сестрой состоялись в профессии. К сожалению, бывать в Калининграде удается очень редко, как правило, в ходе гастролей – приехали, провели дома полтора-два дня – и дальше. Конечно, сейчас основная жизнь проходит в Москве, там муж, ребенок. Чаще родители к нам приезжают.